Кириленко: Власть желает и далее ни в чем себе не отказывать

Кириленко На интервью Кириленко пришел напрямую с «баррикад» — помогал отколоть рейдерскую атаку на издательство «А-Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га».

На интервью с «Днем» лидер партии «За Україну!» В. Кириленко пришел напрямую с «баррикад» — помогал Евгению Малковичу отколоть рейдерскую атаку на его издательство «А-Ба-Ба-Га-Ла-Ма-Га», которое располагается в самом центре Киева. «Какие-то люди без разъяснений в 7 утра начали там вести работы, и лишь вмешательство общественности и СМИ их остановило, а власть и полиция их остановить до данного не могли. Вот феномен! Быть может и регулярность нынешнего дня»,- раздражался Кириленко.

К великой радости, капеллу имени Ревуцкого и издательство удалось защитить. А начали мы наш диалог с заключительных резонансных профессиональных предназначений.

— В. Анатольевич, что для вас не менее показательно либо наглядно: то, что Анатолий Могилев стал главой Совета министров Крыма, либо то, что В. Захарченко стал министром МВД.

— Ни перове, ни 2-ое! Это совершенно не поменяет сущности мероприятий в стране. В Крыму это, бесспорно, весьма сосредоточишь отношения крымской власти с Меджлисом крымскотатарского народа. И в этом смысле это решение может иметь непредвиденные результаты.

— С фамилией Могилева объединяли тот милиционерский беспридел, который мы вели наблюдение в последние годы.

— У оппозиции было к Могилеву большое количество жалоб. Сделана даже кратковременная следственная комиссия по мероприятиям 24 сентября, когда случилось побоище миролюбивый презентации. Однако я просто уверен, что данная движение не поменяет совместную окружающую среду в стране и суммарный способ отношений между жителями и органами внутренних дел, когда жители регулярно виноваты перед органами внутренних дел и от органов внутренних дел страдают, в любом случае от автономных работников, а не напротив, полиция на стороже жителей и гражданского права. Пока не будет заключительного, никакие фамилии не поменяют картину в стране.

— Фактически, в отношении чернобыльцев есть соображение, что их просто применяли некоторые режиссеры.

— Я не полагаю, что их применяли. Я в различное время, в различных жизненных обстоятельствах разговаривал с данными людьми. Это люди, которым время от времени не на что жить, которые ощущают, что власть богатеет и себе ни в чем не отказывает, а на них сберегает. Вот и все! Вот стандартный социальный мотив в их действиях. Я полагаю, что исправить ситуацию можно не поиском тех, кто подкрепляет, а решением самой неприятности. Многомиллиардный расчет должен применяться не только лишь на содержание власти и силовых строений, на дотационное оплачивание интересных бизнеспроектов, близких к самой власти, а на решение социальных вопросов. Плюс должен быть разговор с народом. И с афганцами, и с чернобыльцами, и с людьми пенсионного возраста, и с учителями, и со всеми. А данный разговор появляется лишь под оградой Высшей Рады и правительства. Так власть далеко не пройдет.

— Однако, с иной стороны, с льготами также надо как-нибудь наводить порядок. В случае если я не совершаю ошибку, у нас 142 группы жителей — четверть населения — имеет право на какие-то льготы.

— Власть — крупнейший пенсионец. Парламентарии, участники правительства (прежние и текущие), силовики и прочие льготники (справедливые и весьма справедливые). Никто же с власти не снимает льгот. Я, к примеру, не раз придавал законодательный проект об отмене парламентских льгот. Итог всегда — негативный. Когда активно внедрялась так называемая пенсионная перестройка, я придавал все коррективы, которые трогали дотационных пенсий, — ни одна из них не состоялась. А по элементарным людям пенсионного возраста (грядущим и текущим) данная «перестройка» стукнула. Пока власть не начнет реформу с самой себя, никто ей верить не будет. И что бы в правительстве ни заявляли о количестве льготников, это сущности дела не заменяет. Власть желает себе и в будущем ни в чем не отказывать. А люди должны заволочь пояса. Это далеко не перестройка. Ни в Чехии, ни в Польше, ни в Прибалтике так реформы не велись.

— Как вам данная картина с забором. Представляется, в данный момент у нас возникла новая общенародная потеха — повали забор перед Довольной.

— Данный забор стал знаком отгороженности власти от народа. При этом такой новой отгороженности. Потому, думаю, его будут крушить часто и в конечном счете обрушат полностью. Он демонстрирует, что народ — это одно, а челядь народа — это совершенно другое. И они так хорошо предназначаются народу, что надо установить забор.

В настоящее время в конгрессе — самодержавие. Нет такого контраста мнений, как было в прошлом. Что постановляет Вице-президент, то штампует депутатское абсолютное большинство. Они, действительно, могут все эти дела выверять, они могут не приводить их до возражений, они могут вести разговор с чернобыльцами, ветеранами, учителями, иными группами. И решать постепенно все эти трудные вопросы, принимая во внимание интересы людей, у которых нет прочих источников заработков, помимо экономных денежных средств. Однако не намерены!

— На прошедшей неделе В. Федорович всех удивил утверждением, что будто бы какие-то жители широко скупают ружье и готовят посягательство на органы власти…

— Я удивлен подобным утверждением. Прежде всего, тогда надо было пояснить народу, кто скупает это ружье, для чего и с какими намерениями. Так это стало, с одной стороны, объектом парламентских запросов, а с иной — объектом общественно-политических анекдотов. В случае если это такая реакция на народные протесты социального характера, то это реакция ненормальная. В случае если это кто-то дал специально неправильную информацию, то надо обнаруживать, кто это сделал.

— К слову, Могилев никоим образом не откликнулся на это объявление. Лишь где-то через 5 суток возникла информация, что у населения очень много оружия на руках.

— У нас есть возможность лишь раскидывать мозгами, охотничье ли это ружье либо некоторое другое. Если говорить о преступных вещах, то полиция должна над этим работать и не запугивать народ этим ружьем, а просто обезоружить такие действа. Если цель — испугать оппозицию, испугать чернобыльцев, людей пенсионного возраста, афганцев, преподавателей, докторов, всех, кто вышел на ответ и рассчитывает выходить на ответ, то и тогда данная цель не достигнута. Одним запугиванием данной неприятности не решить. Это безрезультатный способ. Это отдает прошлым, кучмовскими и революционными периодически.

— На прошедшей неделе также намечались существенные профессиональные ротации в правительстве. Однако не случились. Как вы находите, отчего.

— Это вопрос к власти. Обструкция вообще полагает, что все правительство могло уволиться. Точечными сменами здесь не несомненно поможешь. Необходима общая замена политики, однако так как власть изменять политику не планирует, то никакую неприятность решить невозможно.

— Не так давно было обнародовано, что против Тимошенко возобновлены еще 4 дела. Для чего это делается? Так как у них есть вердикт — 7 лет.

— Они планируют показать людям, что не остановятся, и планируют вывести Тимошенко из какой-нибудь серьезной политики. Планируют показать, что в случае если в Раде пройдет декриминализация одной публикации (что практически невозможно), другими словами еще очень много заметок. Они планируют показать людям отчаянность в данном плане, что вы сколько не деритесь, мы все равно мощнее. Я вообще не понимаю, как с такими намерениями можно не только лишь рассуждать, однако даже размышлять о азиатской интеграции. В случае если это был с начала надувательство, то надо было так и сообщить. Впрочем мы достаточно давно видим, что это лишь речь.

— Как вы находите, для чего им Тимошенко в тюрьме? Какая для них общественно-политическая польза делать из нее страдалицу? Какая разумность?

— Я здесь никакой логики не вижу. Просто прибирают основного общественно-политического соперника.

— известно, что 19 января пройдет саммит «Украина — ЕС». Как вы находите, нужно ли Украине предоставлять организацию как раз в настоящее время, когда Тимошенко и Луценко находятся за решеткой?

— Полагаю, стоит. Я конкретный союзник азиатской интеграции, невзирая ни на какие условия. К тому же есть позиция самой Тимошенко, которая из СИЗО хорошо дала знак, что общественно-политические погони не должны быть предлогом для откладывания всех касающихся Украины решений со стороны ЕС. В том числе договора об организации. Декабрьское поражение Украины (в случае если оно, не дай господи, случится) будет крупнейшим выигрышем Кремля, который значительно лет притормозит азиатскую интеграцию Украины, следовательно, продвижение Украины к азиатским эталонам воли, законного страны социальной сферы, законодательства и т.п.

— Тем не менее, очень многие проевропейски настроенные интеллектуалы полагают, что в случае если Европа нам сегодня даст организацию, это будет значить, что она, так сообщить, будет снисходительной к тому беспределу, который делается у нас в настоящее время. Данная картина может законсервироваться.

— А это вопрос к российскому народу, ко всем нам: а сколько мы сами сможем переносить это надругательство, эти репрессии? Европа за нас это далеко не примет решение. И никогда в жизни решить не могла. Однако устанавливать перед вами металлический занавес со стороны ЕС думаю кардинально неверным, так как негатива от данного значительно больше, чем позитива.

— Все же за Тимошенко вышло не много людей. Как вы находите, отчего? Специалисты рассказывают, что нынешние протесты имеют в первую очередь финансовый, а потом общественно-политический характер.

— А это все вещи одного ряда: и социальные, и налоговые, и общественно-политические протесты. Сопряженные с возмущением политикой власти и неимением разговора между властью и сообществом. Потому это урезанное митинговое количество людей — это до поры, до времени. На Украине всегда так было.

— Другими словами вы не считаете, что сообщество практически слопало арест Тимошенко.

— Нет, не считаю. Даже те, кто не поддерживал общественно-политическую деятельность Тимошенко, возмущены такими действиями Януковича и власти. И в какой-то момент это может привести к радикализации ситуации в стране.

— было обнародовано, что трибунал возьмется за апелляцию Тимошенко где-то в начале января. Как вы полагаете, что из данного выйдет? Каким будет итог?

— Я скептик, я полагаю, хоть жалоба будет дана по всем требованиям и содержательно, по-моему, будет безупречной, принята не будет. В любом случае, причин размышлять по-другому на день диалога с вами я не имею. Пока.

— Какой выход — Азиатский трибунал?

— Полагаться можно лишь на славянский народ. Мы сами должны быть металлургами собственной судьбы. И как бы ни было вокруг данного очень много разочарований, скепсиса, я полагаю, что текущая монополия на власть не бессрочная.

— Давайте побеседуем о законе о выборах. Была основана комиссия, которая должна через 2 недели все законы привести к одному условию, как вы находите, что выйдет на выходе?

— Я здесь скептик, так как комиссия сделана в основном из парламентариев многих. Потому, по-моему, итоги ее работы запрограммированы. И это завершится рассмотрением законодательного проекта от власти. И это слабо, так как такой подход ощутимо усложняет применение принципа одинаковых перспектив на грядущих отборах для власти и оппозиции. Управленческий источник губернаторов, налоговиков, милиционеров будет существенно доминировать над перспективами противодействия для фрондерских претендентов.

— Вы несколько лет назад рекомендовали мысль единственного фрондерского перечня. Что с ней? Что-нибудь движется?

— Очень многие сохраняют данную мысль. Я полагаю, что это один разумный ответ на весьма солидные вызовы, которые перед вами установила власть.

— Как я понимаю, Яценюк не сохраняет данную мысль. Он говорит, что есть 2 силы, которые может одолеть пятипроцентный барьер, — «Фронт Зм¬н» и «Батьк¬вщина». 2 колонны соберут больше. Все другие, пожалуйста, подключайтесь. Пишите объявление на вступление. Дескать, времена миноритарных программ прошли.

— Это облегченный подход. Никто не сделает так, чтобы были 2 силы. Их называют по меньшей мере 5, которые являются методическими. Потому, пока, в случае если не будет единственного перечня от оппозиции, будет десяток списков, как это всегда на Украине было. И любой обнаружит аргументацию для собственной позиции. Как человек квалифицированный в политике, я предлагаю, чтобы данного не было, и в настоящее время решить данный трудный, однако весьма значительный вопрос. Вы найдете, какие конвульсии стартуют во власти, когда мы лишь начнем переговоры про целый перечень. Поскольку пока власть в целом все устраивает.

— Однако «За Укра¬ну!» не одолевает пятипроцентный барьер. Как лично вы хотите, последуете на округ?

— С позиции провластной социологии, такой вывод сделать можно, а с позиции беспристрастного равноправия перспектив — я не убежден. Кроме того мы еще полностью не знаем, какой будет селективная технология. Впрочем на 90% ответ готов.

Что же касается мажоритарки, разумеется, я не буду без помощи других принимать такое решение. Решение будет брать на себя партия «За Укра¬ну!», и о вынесении претендентов по округам, и об участии нашего перечня, и все иные решения. Я не говорю о том, что данная мажоритарная часть более проблематична, чем целый перечень. Обструкция там также должна поставить единственного кандидата. По каждому из 225 округов. А пока она сделать это далеко не может. Опять-таки по основаниям многообразного вождизма.

— Даже определенные регионалы играют против мажоритарки. Дескать, это технология для состоятельных. Тем не менее, есть и соображения, что это вполне может быть каким-то социальным лифтом.

— Это никакой не лифт. Это лифт вверх. Это технология не для состоятельных, а для весьма состоятельных. Даже политически знаменитые на государственном уровне люди будут иметь множество проблем в борьбе против претендентов, которые будут просто забрасывать округ денежными средствами. И на социалку, и на автодороги, и на крыши… Не вдаваясь в пространные рассуждения, на все, что потребуется. А принимая во внимание админресурс, развитие комиссий, которое также совершенно вполне может быть в интересах оппозиции, состязаться с данными богатыми мешками будет непросто. И здесь необходима консолидация оппозиции как никогда в жизни. Я как раз к данному прошу. Надо размышлять об этих рисках, которые нам сделала власть, а не мериться, у кого больше рейтинг и сколько колонн должно пойти. Они все могут пойти, и все могут проиграть. На удовлетворенность власти и Януковичу.



« (Предыдущие новости)



Leave a Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля обозначены как *

*